?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous
serdtsebonivura
Leave a comment
Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,
Мой шестидневный труд, мой выходной восторг,
Слова и их мотив, местоимений сплав.
Любви, считал я, нет конца. Я был не прав.

Созвездья погаси и больше не смотри
Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,
Слей в чашку океан, лес чисто подмети.
Отныне ничего в них больше не найти.
Leave a comment
Leave a comment
Leave a comment
Опять мне блеснула, окована сном,
Хрустальная чаша во мраке лесном.
Сквозь битвы деревьев и волчьи сраженья,
Где пьют насекомые сок из растенья,
Где буйствуют стебли и стонут цветы,
Где хищными тварями правит природа,
Пробрался к тебе я и замер у входа,
Раздвинув руками сухие кусты.
В венце из кувшинок, в уборе осок,
В сухом ожерелье растительных дудок
Лежал целомудренной влаги кусок,
Убежище рыб и пристанище уток.
Но странно, как тихо и важно кругом!
Откуда в трущобах такое величье?
Зачем не беснуется полчище птичье,
Но спит, убаюкано сладостным сном?
Один лишь кулик на судьбу негодует
И в дудку растенья бессмысленно дует.
И озеро в тихом вечернем огне
Лежит в глубине, неподвижно сияя,
И сосны, как свечи, стоят в вышине,
Смыкаясь рядами от края до края.
Бездонная чаша прозрачной воды
Сияла и мыслила мыслью отдельной,
Так око больного в тоске беспредельной
При первом сиянье вечерней звезды,
Уже не сочувствуя телу больному,
Горит, устремленное к небу ночному.
И толпы животных и диких зверей,
Просунув сквозь елки рогатые лица,
К источнику правды, к купели своей
Склонились воды животворной напиться

1938
Leave a comment
Originally posted by taoky at наши дети
Нахоливарилась до треска в голове. Почему американцы массово вывозят наших сирот.

Да потому что мы их слили, ребята, наших детей. У нас нет для них ничего, кроме щедрого подарка на новый год и горячего сочувствия. А приезжающие сюда американцы предлагают детям семью, усыновляют 1-2 тысячи сирот в год, десятая часть которых имеет инвалидность. Еще 3-4-5-6-7 тысяч усыновляем мы, россияне. Часть возвращаем обратно, немножко убиваем. А количество детей, обитающих в системе, держится в районе ста тысяч. Сто тысяч человек, ежесекундно страдающих без мамы. Вашему ребенку без вас плохо?

Нам, россиянам, почему-то их не надо, ни больных, ни здоровых, причины разные. Ужасные гены, вырастэт-зарэжэт. Это же дети наркоманов и алкоголиков. Проституток. С гепатитом. С ВИЧ. С ФАС. С открытым овальным окном. Как можно полюбить чужого ребенка. Астахов сказал, что в детдоме им лучше, там растят элиту российского общества. Там одни умственно-отсталые. В переходный возраст вы с ними наплачетесь. Неизвестно, что вылезет, вдруг он того. Берут только нищеброды ради дотаций. Дадут здорового, а окажется больной. Я бы взял, но на на детей блат. Очереди. Там одни национальные. Мне сказали, что детей нет. Я бы взял, но нет столько денег на взятку. Я бы взял, но там же надо собирать документы. С работы отпрашиваться. Я бы. Но. Извините, дети.

Мы, россияне, слили наших детей. Бросили в роддоме, в подъезде, кинули в помойку, в кусты возле детской поликлиники, в снег, мы спиваемся, торчим, дохнем, забываем их в шалманах и на вокзалах, мы приезжаем на роды вусмерть пьяные, рожаем детей с героиновой ломкой, больных, килограммовых, с мозгами, пропитыми в утробе, мы, успешные и молодые, пишем отказ на детей с патологиями, потому что нам что теперь - гробить свою жизнь на ребенка без руки? с заячьей губой?

Мы, россияне, тупо смотрим, как в нашу страну едет неквалифицированная рабочая сила, полнокровная, бесправная, там-сям выходящая из-под контроля - кому-то важному это приносит бабло, а дома ребенка полнятся младенцами-полукровками, они становятся нами, россиянами, их крестят наши бородатые батюшки, но в семью нам их не надо, все будут таращиться, они же, как бэ, темненькие. И опеки их даже не предлагают.

Мы, россияне, не знаем, как помочь беременной дурочке, которой некуда идти с ее животом, с нашим ребенком, которого она зачала по дури, надо было думать, сама виновата, мы не знаем, что с ней делать, куда нам ее, я не знаю, вы не знаете, государство не знает, это тайна - как помочь нашему ребенку, беременному еще одним нашим ребенком. Мы в печали, в отчаянии, но как тут быть - загадка.

Мы их слили, бросили, нам некогда, мы жертвуем им тысячу рублей в год, мы - нежны, мы не хотим знать об их боли, нам слишком грустно думать о бедных крошках, мы даже купим им плазменную панель - люди, с какого перепугу они вдруг стали наши?

Американцы вывозят здоровых детей. Ешкин кот. А вы какого ребенка хотите? Глубокого инвалида? Детей придерживают для иностранных усыновителей. Бывает, что и придерживают. Есть регионы, плотно дружашие с агентствами по ИУ. Но, родные, кто их придерживает? Марсиане? Нет, это мы придерживаем, граждане великой страны, директора домов ребенка, скромные сотрудники опеки, обычные люди, ничего личного, бизнес. Давайте как-то с придерживанием разберемся, чтобы все честно было?

А пока то да се, давайте расхватаем тех, кто не уехал в Штаты. Их пока навалом. Не дают сирот в жадных регионах - можно пободаться и получится, и заберете, а можно поехать в Томск, в Иркутск, во Владивосток, в Артем, в Слюдянку - кому нужны голубоглазые девочки? А мальчики? Вы знали, что наших мальчиков мы бросаем в три раща чаще, чем девочек? А усыновляем мы их, мальчиков наших, в пять раз реже.

Мы, россияне, кладем огромный болт на сто тысяч сирот ежегодно, но эта тысяча, уходящая на ИУ, нас внезапно взволновала. Не отдадим. Наши. Кровиночки.

Да не наши они, блин. Они ничьи. Сидят там и долбятся головами о стену, двухлетки, потому что у них крыша от горя едет. Вы их возьмете, а они еще долго - годами! - будут сосать палец до кровавых мозолей, до рвоты, или болтать башкой так, что она чуть не отрывается и лысина протирается, или качаться будут как маятники. Представьте - вся группа сидит и качается, как в фильме ужасов. Это, блин, называется наши дети? Наши перед сном не качаются, наши сидят и сказку слушают, и ночью на каждый их вяк мы прибегаем, чего им качаться, какого лешего качаться нашим детям, у наших все ок.

А если нам не надо столько детей, а нам по статистике столько не надо, может, пусть они едут к папе-маме все же, откуда бы те не явились? Давайте их отпустим и попросим наши консульства оторвать жирные задницы от кресел и навещать наших детей первый год - раз в месяц, второй - раз в два и тд, а то мы сильно переживаем за наших малышей, я вот в три ночи не сплю, например.

84 страницы мальчиков 2012 года рождения.
http://www.usynovite.ru/db/?last_search=Y&p=0

Прастити, если что. Писала в запале. Просто я не постигаю, как отмена ИУ повысит шансы наших дорогих и любимых детей на семейное устройство. Как отмена несчастного ИУ защитит право не нужного нам нашего ребенка на семью. Вроде бы в Конституции прописано, что российский ребенок имеет право на маму, на любимую чашку, на пряник вместо супа, право ездить у папы на шее и трогать ветки, право иметь личные трусики в горошек и тому подобные вещи, нет?
Leave a comment
Оригинал взят у serdtsebonivura в все понимаю. Глупости. А у меня работает!!
Оригинал взят у ta_i_ne_ta в все понимаю. Глупости. А у меня работает!!
Оригинал взят у shumska в Пару-тройку тыщ евро. На шпильки
Оригинал взят у atronil в мне бы неожиданные пару тыщ))
Originally posted by anastassii at мне бы неожиданные пару тыщ))
Оригинал взят у grigorevasveta в смешно...
Оригинал взят у enrolar в а фигня то работает!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Оригинал взят у nojka_na_nojku в а фигня то работает!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

http://p-i-f.livejournal.com/
Это - Богиня Денег Лакшми.
Скопируйте в дневник
и через 7-8 дней
Вы получите неожиданные деньги


Leave a comment
О принцессах на горошинах и Доме Культуры
В последнее время я часто задумывалась на тему "а судьи кто" в вопросах о хорошем вкусе, моде, эстетических пристрастиях вообще. Я настолько перестала считать, что мое мнение хоть краешком касается объективности, что не только перестала высказываться на тему "хороший-нехороший фильм", "красивая-некрасивая вещь" и "что ни в коем случае не будет носить хорошо воспитанная дама", но меня коробит, когда другие это делают. Кто их-то поставил завотделом?

В форуме Монреальском дамы переругались в очередной раз, потому что одна из участниц высказалась - с иллюстрациями! - что она не понимает, почему она должна платить 600 баксов а простенькие с виду туфли-лодочки, когда можно за 80 купить из красного бархата, с бантом и золотой вышивкой, на вот таком каблуке и с пряжкой на заду, что гораздо интереснее. Восхитительнее всего то, что эта женщина приводила железный аргумент: глядя на туфли с бантом и пряжкой она видит старания дизайнера, видит работу, видит, за что она платит деньги: есть детали, есть индивидуальность! А банальные лодочки - просто надувательство, потому что черный квадрат как у Малевича любой дурак нарисовать может.

Ну, наши бабы с хорошим вкусом немедленно ее заплевали, объяснив ей, что у нее вкус плохой и вообще она дура и постеснялась бы рот разевать ("Прачечная? - Хуячечная! Дом Культуры это!"). И я с омерзением поняла, что я, в общем-то, на их стороне. Потому что на туфли с бантом смотреть было и смешно и жалко. Омерзение же проистекало не столько от того, что хороший вкус и "культурность" у нас защищаются как обычно с кровавыми матюками на зубах, но и от того что: а кто меня-то поставил начальником дома Культуры?

И вот мне вдруг открылось, что хороший вкус не только не тождественен личному вкусу, но существует вопреки ему. Человек, обладающий хорошим вкусом, характеризуется не большей избирательностью, как кажется на первый взгляд, а большей терпимостью и открытостью. Потому что хороший вкус это, в самом общем абстрактном определении, способность видеть гармонию, в том числе слаборазличимую и неочевидную, в том числе - чуждую. А вовсе не гипертрофированная наклонность к критике. Человек с хорошим вкусом не тот, кто чаще других говорит "фу, какая безвкусица", а скорее тот, кто часто говорит "это не в моем вкусе, но я вижу, что другие люди в этом находят". Поэтому такие люди могут оперировать в незнакомых и новых эстетических системах - я даже не буду затрагивать тему об исторической объективности эстетических стандартов - и "видеть красиво" в разных, многообразных условиях и данностях. Как хороший кулинар - это то, кто может приготовить блюдо из большего количества продуктов, чем кулинар, который оперирует только в арсенале яйца-соль.

Соответственно, человек с хорошим вкусом это не столько тот, кто может выбрать вещь, которая понравится большинству (но и это тоже - потому что это предполагает хороший тюнинг на тот самый исторически обусловленный стандарт), но и ту вещь, которая понравится большинству в будущем или в другом мире. Они умеют и то и это, они не подвержены давлению стиля. Потому что будущее придет, и оно разрушит все давления стиля и тех самых временных стандартов - невидимых, но от этого не менее жестких.

Вот какие мысли пришли мне в голову, пока я вчера сидела на остановке и ждала автобус из города. А также то, что мне несмотря ни на что следовало заниматься эстетикой и теорией искусства, и уж точно несмотря на то, что меня прокатили на вступительных экзаменах в Ленинградскую Академию дважды. Потому что это то, что меня действительно интригует: откуда берется поняние о красивом и как выживает классика, когда она никому не нравится?

Когда мне было лет 6 - 7 - 8- 9 я любила разглядывать мамины старые журналы мод (к тому времени уже десятилетней давности). Как водится, одни картинки мне нравились больше, другие - меньше, а некоторые приводили в недоумение, замешанное на отвращении: как такую безвкусицу могла опубликовать в журнале? Я, понимаете ли, была ребенком с развитым вкусом. Помню одно красное платье с застежкой всерху-донизу, которое просто в оторопь меня приводило, до того оно казалось мне уродливым.

Мне было не больше восьми, когда на меня снизошло откровение: а с какой стати я решила, что если мне что-то не нравится, то это означает, что эта вещь - некрасива? Если она помещена в журнале - наверное, это сделали люди, которые лучше меня понимают, что красиво, а что нет. И я решила, что я должна пялиться на картинку с нарядом, который мне решительно не нравится, до тех пор, пока я не пойму и - главное - не почувствую нутром, там, где рождается эстетическое чувство, что это хорошо и гармонично.

Я очень старалась, так старалась, что пресловутое красное платье стало одним из мих самых ранних воспоминаний детства (я плохо себя помню), но так и не смогла преодалеть отвращения. Это был мистический опыт: я не справилась с собственными чувствами, которые, как я думала, подвержены рационализации и значит - разуму. Они не подвержены. Личные эстетические пристрастия невозможно сломать и навязать, но можно равить другой, параллельный аппарат оценки. Вкус не личный, а мировой, общий, связанный с рациональностью, а не с эмоциями, антиинтуитивный.
glam-fille.livejournal.com я считаю,что это лучшая формулировка.
2 comments or Leave a comment
каждый раз,когда я напиваюсь,я должна послушать вот это
Leave a comment
"... Она спросит:
- Кто там?
- Я скажу, это Жан-Луи... Нет, я не могу так сказать:Это Жан-Луи. Я скажу - это папа Антуана"
Leave a comment